пятница, 20 сентября 2019 г.

Вовлечённые и отстранённые

Подкрадываемся к Серебряному веку. На предыдущем уроке на ленте времени обозначили себя, «золотой» XIX век, режущие события начала двадцатого, условные границы Серебряного, попытались осознать, как много разных голосов звучало. ДЗ — моя любимая «табличка на полстранички» с основными литературными течениями, их характеристикой, представителями, произведениями. Справились, ибо материал найти несложно, а структурировать худо-бедно научились. Были, правда, аргументы, что информация в сети противоречивая, поэтому растерялись и работу делать не стали.

На следующем уроке задание (по колонкам, как сидят, ибо все давно перемешались и с общением проблем нет): на макетах сцены представить, как выглядит, на их взгляд, символизм, акмеизм и футуризм. Время на обсуждение и творчество — 25 минут.


Муравейник привычно распределился таким образом, чтобы не мешать другим группам. Но меня тревожит вот какая штука: что бы я ни делала, какие бы задания ни предлагала — стандартные или не очень, — два философа за последней партой сидят, подперев щёчки. Что-то, видимо, я делаю не так. 

воскресенье, 8 сентября 2019 г.

Это нужно — не мёртвым. Это надо — живым!

Сегодня, как и в прошлом году, читали с детьми имена жертв блокады. Не надеялась, что кто-нибудь придёт: воскресенье, есть свои дела... Приготовилась читать одна, но на всякий случай разложила на партах списки.

Без десяти час пришёл Владимир, мы с ним зажгли свечи и начали читать вдвоём. Через несколько минут по одному стали появляться одиннадцатиклассники и семиклассники (совсем не ожидала). Тихо, без вопросов, садились за парты и продолжали читать вместе с нами.



За 40 минут прозвучали 339 имён людей, которых больше некому вспомнить. И рефреном: место захоронения неизвестно. Только у 10 указаны кладбища, где они нашли последний приют.

Владимир, Полина, Лиза, Игорь, Алёнка, Вадим, Таня, Олеся, спасибо, что сегодня были рядом. 

воскресенье, 1 сентября 2019 г.

Итоги лета

Где может оказаться учитель 1 сентября? Да где угодно, на колесе обозрения, например. Обозревая сквозь мутный пластик (в детстве были открытые кабинки с ужасным рулём посередине, на самой высоте папа раскручивал, я визжала) урбанистический пейзаж, задумалась: «Лето, что ты принесло?»