воскресенье, 9 сентября 2018 г.

«Хотелось бы всех поимённо назвать...»

В субботу, после физкультуры, они могли бы весело умчаться на дачу. Но пришли в 21 кабинет, и один за другим оживали люди, которые когда-то ходили по тем же улицам, где ходим мы, любили, встречались, расставались, растили детей... Чтобы навеки остаться в промёрзшей ленинградской земле.
Вчера мы с десятиклассниками читали блокадные поминальные списки.



Всячески стараюсь избегать слова «акция», слишком уж его затаскали. Лев Яковлевич Лурье нашёл нужные слова: «Соборное поминание имён».

На сайте «Блокада Ленинграда» есть список погибших. Создала документ, Дима и Лёша присоединились к работе. Хотели прочесть имена людей, которые жили на улицах вокруг нашей школы. Потом осознали, что это невозможно: только на улице Седова (она в 1941 году была гораздо короче, чем сейчас) — больше 800 человек.

Была мысль развесить списки на парадных домов, осторожные взрослые напомнили о защите персональных данных. Хорошо. Но вокруг кабинета никто не запретит.



У других классов возникли вопросы, которые вылились в долгие разговоры, о чём ни секунды не сожалею.

За полтора часа назвали 183 имени. Вряд ли набрался десяток, где указано место захоронения. Каждую минуту звучало: «Неизвестно, неизвестно, неизвестно...»


В списках были разные люди: и 1878, и 1941 года рождения, дата смерти у многих одна — 1942 год.

* * *

Бабушка Тиль. Но ведь вы о нас думали?

Тильтиль. Да.

Бабушка Тиль. Ну вот, всякий раз, как вы о нас подумаете, мы просыпаемся и снова видим вас.

Тильтиль. Значит, стоит лишь...

Бабушка Тиль. Да ты же сам это отлично знаешь.

(Морис Метерлинк. Синяя птица)

11 комментариев:

  1. Елена, это не судьба дарит Вам понимающих учеников. Это Вы своим талантом человека и учителя помогаете им стать такими. Искренне восхищаюсь.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Людмила, позвольте не согласиться. Очень часто бывает трудно найти нужные искренние слова. И никогда до конца не уверена, что они найдут отклик. А Тётушка Судьба неустанно приводит ко мне год за годом людей, умеющих слышать.

      Удалить
  2. Читаю список... Не читаю... Невозможно читать. За некоторыми погибшими - иногда очень маленькая жизнь. Трудно.
    Спасибо Вам, Учитель! Память, Родина, Великая Отечественная, блокада... Это не громкие слова. Это то, с чем вы, петербуржцы-ленинградцы, живёте. Это то, что всех вас объединяет. На генетическом уровне.
    С Вашего позволения, Елена, обращусь к этому сообщению со своими нынешними пятиклассниками.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Знаю, что многим было тревожно, больно, тяжело: голоса дрожали. Мы учились скорбеть тихо. Наверное, это никогда не пройдёт: чувство вины перед ушедшими.

      Ольга, думаю, не стоит спрашивать. Обращайтесь, конечно.

      Удалить
  3. Лена, спасибо большое, что рассказала. Учиться тихо скорбеть - это так важно. Мало кто из взрослых об этом задумывается, к сожалению.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Друг, спасибо за поддержку и понимание.

      Удалить
  4. Елена, читаю и плачу... И добавлять к этому ничего не хочется.

    P.S. Восхищают «декорации»: свечи, букет гвоздик, списки.

    И полка с книгами «ДАР» на заднем плане!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Алла, полки подарили родители к 1 сентября. Я только идею подбросила, слово они сами выбирали. Здесь всё переплелось: и «Дар» Набокова, и книга как дар человеку, и сам поДАРок.

      Удалить
  5. Ой как сложно не уйти в штампы, коих за многие годы напридумывали и взрастили множество.
    Без фальши говорить о важном - хорошо,что фиксируешь,пригодится другим.

    ОтветитьУдалить
  6. Как вы умеете волновать сердца! Спасибо!

    ОтветитьУдалить