суббота, 3 ноября 2018 г.

«Гроза» как спасение

Обычный десятый класс в очень средней школе выглядит так: 20 весьма разных по трепетности барышней и 4 «ботаника».

«А Вам, Елена Владимировна, прилетело: 19 непростых юношей плюс приятное дополнение. С содержанием уж как-нибудь сами разберётесь. Ваша Тётушка Судьба. 
P.S. Вы ведь не перестали хотеть трудностей?»

Метаться в панике и хвататься за голову поздно: они уже есть, и все теперь мои. Значит, остаётся только действовать. Основная задача — перемешать, зацепить друг за друга, протянуть ниточки, до которых сами, может быть, не очень скоро додумаются. У нас мало времени: всего 2 года, прожить которые хотелось бы радостно.

«Гроза» прочитана большими кусками по ролям (десять раз подумаешь, кому дать почитать), прокручены, нарисованы и обсуждены варианты первого появления семьи Кабановых, ремарки в сцене с ключом — за идею спасибо Сергею Владимировичу Фёдорову — стали откровением для многих. За серыми прямоугольниками скрывалось, по мнению детей, разное: «бросает», «решительно», «яростно», «резко», «со слезами», «кричит». Никто из громкого поколения сначала не предположил, как тихо и больно человек может думать перед поступком.


Конечно, пионерам комфортно было бы разделиться на группы по колонкам: за 2 недели прикипели к насиженному окружению. Но Марьиванна раздаёт неустаревающие разноцветные квадратики, старожилы стремительно организуют рабочее пространство:
— Зелёные, давайте ко мне!
— У кого синий цвет? Здесь обоснуемся.


Задание: оформить сцену. Что увидит зритель? Что он может понять, ощутить, почувствовать? Во второй части урока придётся объяснить свой замысел.



Очень люблю дивную атмосферу непринуждённой суеты, взрывов смеха, неожиданных вопросов, внезапных идей. Шалва Александрович Амонашвили называет это звенящим словом «жриамули» — птичий щебет.



Остаюсь сторонним наблюдателем, хотя иногда так и тянет вмешаться. Бью себя мысленно по рукам: большие, сами выплывут. Осознаю, что в группе из 10 человек непременно найдётся лидер. В одной находится не один, вот-вот вспыхнет конфликт. Прислушиваюсь к репликам: разрулили самостоятельно. Молодцы.

Время от времени подхожу к каждой группе, спрашиваю, нужна ли помощь. Напоминаю, что осталось 10 минут, мимоходом раздаю листочки, прошу оценить вклад каждого: молчал, наблюдал, выдавал идеи, работал руками. Краем уха слышу:
— Чёрт, ты такой классный, а я даже не знаю, как тебя зовут!

Был, был у нас на тот момент один «потусторонний», забился в угол, ушёл в себя, но с книжкой. По-моему, Юрия Коваля с полки взял. Хорошо, пусть пока так будет.


Душа Катерины парит над землёй, вокруг всё так, как она хотела: солнышко, цветочки, птички. И в стороне безвольный Борис, словно поставленный в угол ребёнок.




Минималистично, почти символизм: от злосчастной калитки дорога в никуда и одновременно половина той самой калитки, которая не стала для Катерины радужной аркой к счастью.


Увлеклись натурализмом, потом сами хохотали. Но зато догадались подсветку от телефонов использовать.


Камера, мотор!

Эти славные пионеры ещё и видео сняли. Для всеобщего удобства работы и ознакомления с делом неофитов создала гуглодок.

И было мне разное счастье

  • Фильм о фильме до самого действия. А потом мощно после титров Димкино: «Вы... Вы, маменька...»
  • Попытка театра теней. И здесь же разговор о том, почему никак нельзя было в XIX веке появиться на улице простоволосой. Плюс письма Никиты с обсуждением авторского права на голоса из фильма.
  • Маша школу закончила, но не отказалась помочь друзьям. Все в платочках, наивно выглядит, зато появилась идея перенести действие в наше время.
  • Повтор увиденного («Марьиванна, мы Вам сделали на левой коленке, вот и отстаньте»), потом оказалось, что неведомые нити закрутились. 
  • Совсем одна прекрасная барышня умеет быть не одинокой. 

Конечно, всё это для ЕГЭ не понадобится. Но боюсь потерять:
Дима после урока: «Мы ведь не для отметки старались, для себя, чтобы понять в себе что-то. И потом будет что вспомнить».
Ника (давно школу закончила, сегодня случайно на автобусной остановке встретились):
— Помните, книжка такая, в белой обложке, про Пушкина? Ужасно захотелось прочитать.
Металась между Лотманом и Гессеном, потом поняла, что про «Жизнь поэта» речь.

Благодарю Полинку за фотографии.

На уроке поговорили про трудности в процессе съёмок, но не успели о важном. Дети мои, что было тяжким в первые дни 10-го класса?

8 комментариев:

  1. Комментарий про Светлану Владиславовну был?)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Вань, я ведь 1 сентября предупреждала, что вы теперь не социально-экономический, а физико-математический класс. Предупреждён — практически в безопасности. А дальше греби лапками.

      Удалить
  2. В первые дни сложностью было формирование класса как единого целого. Чувствовалось, что состоим из 3 частей - А, Б и 336. За неделю эта проблема была решена и класс уже не был таким разнородным.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Дим, и твоя лепта в этом непростом деле есть. Спасибо.

      Удалить
  3. Захотелось погрузиться в «жриамули»))
    Ролики глянула. Там у вас почти Виктюк!)
    Виктория Витюк и сотоварищи, впечатлили черно-белым кино)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Соглашусь: чёрно-белый ролик стал точным попаданием в атмосферу пьесы.
      А Виктория, как гениальный монтажёр, у нас нарасхват.

      Удалить
  4. Елена, ключевая фраза: «...всего 2 года, прожить которые хотелось бы радостно». Полагаю, что на уроке действительно было радостно. А вот после просмотра видео – сама себе не верю! – навернулись слёзы. Ребята, спасибо за эти слёзы: значит, всё у вас получилось!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Алла, спасибо. Многие Вас слышат, честное слово.

      Удалить